X

 

10 городов, покинутых людьми

8 784 0

Каждый город живет своей жизнью, но, как и все живое, города умирают. Это может быть естественная смерть, чему наглядным примером служит Детройт, который когда-то считался автомобильной столицей земного шара, а потом постепенно пришел в упадок по причине массового переезда обеспеченных горожан в пригороды и спада промышленности – в результате город был признан банкротом.



Но может город умереть и более страшной смертью – смертью насильственной. За таким примером не нужно ходить за океан: после чернобыльской катастрофы все жители города Припять были эвакуированы, а сама Припять отдана откуп природе, которая со временем освоила типичные советские микрорайоны, превратив их в своеобразный жутковатый заповедник.

Детройт и Припять – хрестоматийные, но не единственные примеры упадка городов. Предлагаем вам ознакомиться с десяткой городов-призраков.

Окума, Япония



Небольшой городок Окума, а также соседние Футаба и Томиока разделили незавидную судьбу Припяти. В Окуме была расположена атомная станция «Фукусима-1», а в Томиоке – «Фукусима-2» - эти АЭС потерпели катастрофу в результате землетрясения и последовавшего за ним цунами. Разумеется, после этого всех жителей региона – а это более 300 тыс. человек – пришлось незамедлительно эвакуировать, причем большую часть – навсегда. Въезд на территорию Окумы запрещен из-за высокого радиационного фона, а в Футабе 90% домов просто разрушены катастрофой. Эти печальные события произошли 11 марта 2011 года, а в декабре 2013 «Фукусима-1» была официально закрыта. На устранение последствий аварии потребуется около сорока лет.

Таврага, Ливия



Ливийская гражданская война 2011 года, в ходе которой был свергнут режим Муаммара Кадддафи, а сам вождь убит, не пощадила также и город Таврагу. Таврага была населена преимущественно чернокожими потомками бывших африканских рабов, и диктатор Каддафи пользовался в городе поддержкой. Город был разграблен и полностью сожжен после победы Национального переходного совета. Население, которое ранее превышало 25 тыс. человек, было подвергнуто этническим чисткам, а затем попросту изгнано из города под угрозой насилия. С тех пор Таврага пустует.

Остров Хасима (Гункандзима), Япония



Сама специфика шахтерских городов делает многие из них обреченными: после непродолжительного расцвета следует истощение добываемых ресурсов, и рабочие – а вместе с ними и другие жители – покидают поселок. Подобная участь постигла множество городков на западе США, которые стихийно возникали в местах золотодобычи и так же быстро приходили в упадок. Можно вспомнить и город Колманскоп, расположенный в пустыне Намиб. В начале прошлого столетия немецкие колонисты наладили там добычу алмазов, однако сейчас город трудно отличить от окружающей пустыни.

Но самый интересный и яркий пример такого умирания – это японский остров Хасима, который находится в 15 километрах от Нагасаки; издали его можно принять за военный корабль. В XIX веке на острове были обнаружены значительные залежи угля, и в первой половине века XX (аккурат между мировыми войнами) Хасима превратилась в довольно крупный промышленный центр с невообразимой плотностью населения.

Жителями города были не только шахтеры и их семьи: здесь также были размещены военные заводы. Но экономика Японии постепенно переходила на нефть, да и запасы угля на Хасиме стали подходить к концу – это привело к закрытию шахт в 70-е годы. Сегодня остров Хасима входит в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, а в 2011 году там снимали очередной фильм о приключениях Джеймса Бонда.

Крако, Италия



Покинутые города вообще хорошо подходят для съемок кино. Так, знаменитые «Страсти Христовы» снимались в южноитальянском городке Крако, а точнее, в окрестностях этого средневекового поселения. С городом сыграло злую шутку его расположение – Крако был возведен на отвесной скале. Это было сделано в целях обороны, однако никак не способствовало земледелию, и в итоге заметная часть населения города переехала в США (конец XIX — начало XX века), а самые преданные горожане покинули Крако в середине прошлого века по причине регулярных оползней. В любой момент опустевший город может рухнуть: скала, на которой он пока еще стоит, постоянно разрушалась деятельностью людей, а также регулярными наводнениями и землетрясениями.

Тиандученг, Китай



Строительный рынок Китая переживает свои лучшие годы, но инвестиции в инфраструктуру не всегда оказываются хорошо продуманными. Поднебесная буквально переполнена безлюдными спальными районами; пустуют целые города типовой застройки и кажется, что буму недвижимости приходит конец. В пример можно привести город Ордос во Внутренней Монголии (север Китая). Его возводили в расчете на полумиллионное население, однако в купленных квартирах и домах практически никто не живет, и город пребывает в запустении. Местное жилье используется его владельцами лишь в качестве средства хранения сбережений.

Однако наиболее специфическое и удивительное порождение китайских градостроителей эпохи бума – это города-подделки. Поблизости от Шанхая построены имитации типичного города Британии (Thames Town), Флоренции (Florentia Village) и Парижа. Местный Париж получил название Тиандученг и может похвастаться даже своей собственной Эйфелевой башней, которая в три раза меньше оригинала. Но осматривать ее некому: богатые китайцы, для которых предназначался Тиандученг, жить тут не захотели, а туристы предпочитают настоящую столицу Франции. Проживающим же в городе людям не до достопримечательностей, ведь в основном это бедняки, которые получили здесь жилье во временное владение от государства. Всего в Тиандученге живут примерно две тысячи человек.

Новый южнокитайский молл, Дунгуань, Китай



Новый южнокитайский молл – это самый большой торгово-развлекательный центр в мире. Он был открыт для посетителей в 2005 году в городе Дунгуань, а площадь его составила 700 тыс. квадратных метров, что в два с половиной раза превышает площадь любой московской «Меги». Здесь китайцы также использовали имитацию под Европу: внутренние помещения молла копируют городские ландшафты Амстердама, Рима и других славных городов Старого Света. Не забыт, конечно, Париж – внутри молла поставили 25-метровую копию Триумфальной арки, а о Венеции посетителям напомнит двухкилометровый канал с гондолами. Правда, более уместно будет сказать «напомнил бы», ведь этих самых посетителей тут практически нет, и все европейские красоты китайского производства являют собой весьма грустное зрелище.

Дело в том, что создатели этого сооружения рассчитывали на десятимиллионное население города Дунгуань, которое и должно было обеспечить прибыль, процветание или хотя бы достойную жизнь двум с половиной тысячам магазинов. Однако не было учтено то обстоятельство, что Дунгуань при своих больших размерах является не более чем бедным родственником Шэньчженя. Абсолютное большинство жителей Дунгуаня – обычные заводские рабочие. Кроме того, расположен молл в пригороде, куда добраться можно только на собственном автотранспорте или на редко ходящем автобусе. Спустя десять лет после постройки 99% торговых площадей молла пустуют.

Киджондон, КНДР



Это место выделяется даже в необычной компании городов-призраков. Северокорейский Киджондон с самого начала был создан не для жизни людей. Этот образцово-показательный поселок задумывался как потемкинская деревня, основной его целью были агитация и пропаганда. Дело в том, что поселок находится в непосредственной близости от демилитаризованной зоны между Кореями и должен продемонстрировать южанам преимущества жизни по принципам Чучхэ.

Если верить официальным заявлениям Северной Кореи, то городок населен несколькими сотнями крестьян, имеет свои детский сад, школу и больницу. Но все это обман: здания не завершены до конца и являют собой, по сути, лишь бетонные коробки без окон. Абсурдности добавляет включаемое по расписанию электричество, которое должно создать для наблюдающих в несильный бинокль южных корейцев иллюзию настоящего города. Но настоящим там является, возможно, только огромный флагшток с развивающимся флагом.

До 2004 года в этом городе регулярно включали мощные динамики, которые транслировали, разумеется, пропагандистские передачи и жизни в КНДР. Южнокорейская сторона придумала на это достойный ответ и стала с не меньшей громкостью транслировать популярную музыку. Такое безумное сочетание плохо действовало на душевное здоровье солдат обоих государств, и вещание было решено прекратить.

Аэропорт Монреаль-Мирабель, Канада



Мирабель – это международный аэропорт Монреаля, который по площади равен самому и занимает 400 квадратных километров. Этот аэровокзал был открыт к Олимпийским Играм 1976 года и строился с расчетом на будущее экономическое развитие канадского мегаполиса. На протяжении долгого времени Мирабель был крупнейшим в мире аэропортом, а сегодня он используется только для редких грузовых рейсов и представляет собой памятник обманутых надежд. Дело в том, что Монреаль уступил звание бизнес-столицы Канады Торонто, да и расположение аэропорта оказалось не очень удобным: комплекс расположен в полусотне километров от города, а скоростная ветка железной дороги так и осталась лишь на бумаге проектировщиков. Все это привело к тому, что Мирабель оказался настолько непопулярен, что авиакомпании предпочитали переносить рейсы из Монреаля в другие города. В прошлом году пустующие терминалы начали сносить.

Финансовый район короля Абдаллы, Эр-Рияд, Саудовская Аравия



Эта стойка стала одним из главных отраслевых проектов Саудовской Аравии и обошлась в 8 миллиардов долларов. Финансовый район короля Абдаллы начал возводиться в 2006 году, и к моменту завершения насчитывал около 60 небоскребов, 3 миллиона квадратных метров офисных помещений, шикарную и даже чересчур шикарную станцию метро и жилье, рассчитанное на 12 тысяч человек. Новый деловой район Эль-Ряда мог бы стать сверхуспешным, если бы не то обстоятельство, что построенная на добыче нефти деспотия просто не нуждается в таком количестве офисных площадей. На сегодня 90% площадей этого самого дорого в мире города-призрака пустуют.

Олимпийские деревни



Упорство, с которым многие крупные города борются за проведение Олимпийских Игр, связано, видимо, с успехами Барселоны. Этот испанский (или каталонский, кому как больше нравится) город принимал Олимпиаду в 1992 году, после чего превратился из провинции в один из самых приятных для жизни мегаполисов Европы. Олимпиада запустила процесс деиндустриализации, привлекла в город много новых инвесторов, создала возможности для ведения малого бизнеса и дала толчок развитию туризма. Но вот беда: ни одному другому городу-хозяину не удалось повторить рывок столицы Каталонии. Согласно статистике, обычно все происходит ровно наоборот: проведение Игр становится тяжелейшим бременем для любого городского бюджета.

А в Греции Олимпиада и вовсе стала одной и предпосылок к масштабному кризису, из которого родина Олимпийских Игр не вышла и поныне. При этом спортивная инфраструктура, построенная для соревнований, после Игр практически не используется ни по прямому назначению, ни по какому-нибудь другому; спортивные объекты становятся ненужными и приходят в упадок с той же скоростью, с которой когда-то строились. Этой участи не избежала даже успешная Барселона, и то же самое произошло в Турине, Ванкувере и Пекине. На очереди Сочи?


Вы не авторизированы.
Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь для написания комментариев.